Новости культуры Латвии
© Sputnik / Валерий Левитин

"Новая волна" в Юрмале: взлет и падение

Получить короткую ссылку

Куда делся торт, которым запустили в Паулса, как Галыгин помог "лесным братьям" вновь увериться в своей правоте, почему Затлерса посчитали ванькой-встанькой и сколько стоило шампанское для олигархов

РИГА, 1 авг — Sputnik, Михаил Губин. Возможно, первым о проведении в Юрмале музыкального фестиваля высказался Муслим Магомаев.

Во всяком случае, точно известно, что в июле 1971 года молодой народный артист Азербайджанской ССР (это звание было ему присвоено только в апреле) побывал на юрмальском городском празднике и в интервью газете "Ригас Балсс" сказал: "Став гостем курортного праздника в Юрмале, невольно вспоминаю фестивали песни, в которых мне приходилось участвовать. Разве Юрмала не может стать местом рождения крупного международного фестиваля, подобного фестивалю в Сопоте? Чудесный курорт, чудесный концертный зал, чудесная публика, наконец, разве этого мало для начала?"

Предыстория

Такой фестиваль в Юрмале появился только в 1986 году. Официально его организаторами были Государственный комитет СССР по телевидению и радиовещанию совместно с Центральным комитетом ВЛКСМ, при содействии Министерства культуры СССР, Союза композиторов СССР на базе Гостелерадио Латвийской ССР.

Но в общественном сознании музыкальный конкурс "Юрмала" связан прежде всего с Раймондом Паулсом. Он и был председателем жюри до 1989 года, после чего конкурс раскололся на два.

Один назывался "Ялта-90", впоследствии "Москва — Ялта — Транзит", последний раз прошел в 1996 году. А второй — по-прежнему "Юрмала". В последний раз он был в 1992 году, причем не в концертном зале "Дзинтари", где все прежние, а в теннисном центре "Лиелупе". Но в организаторах, как и раньше, значился Раймонд Паулс, тогдашний министр культуры.

Было объявлено, языки мероприятия — латышский и английский. А русского перевода предусмотрено не было, так как это "вызовет нежелательную реакцию публики".

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео

© RIA Novosti.
Маэстро Раймонд Паулс на открытии музыкального фестиваля "Юрмала-92"

Первые радости

Первый конкурс молодых исполнителей "Новая волна" открылся 31 июля в 2002 году. Считается, что опять-таки стараниями композиторов Раймонда Паулса и Игоря Крутого. Правда, ныне покойный продюсер Марк Дубовский, в своей книге утверждает, что все придумал он.

"Когда руководство концертного зала "Дзинтари" обратилось ко мне за советом: как бы возродить знаменитый песенный фестиваль "Юрмала", принесший истинную славу как самому залу, так и городу в целом, я не смог остаться безучастным", — пишет Дубовский в книге "От Жванецкого до Задорнова". И рассказывает, как вместе с худруком зала поехал в Москву, договорился с Крутым, потом с Паулсом, и так далее.

Выяснилось, что 20 марта 2002 года предприятие Elegant Express запатентовало торговый знак "Юрмала", поэтому пришлось конкурс молодых исполнителей назвать "Новая волна".

"Ясно, что жулики хотят получить деньги", — сказал Паулс.

На открытии фестиваля, пока на сцене пел Валерий Леонтьев, за кулисами концертного зала "Дзинтари" национал-большевик Андрей Дуплинский (партийная кличка Капрал) с криком "Привет партии педофилов!" залепил лицо тортом главе председателю жюри Раймонду Паулсу. Дуплинского тут же повалили охранники, организаторы просили журналистов не фотографировать. Успел снять только оператор российского канала ТВС, был такой.

"Паулс получил тортом по фейсу не за правизну или левизну, или кривизну, а, прежде всего, за антирусскую позицию Народной партии", — объяснили лимоновцы в своей газете.

Незадолго до этого маэстро как раз вступил в партию Андриса Шкеле, которого подозревали в причастности к так называемому педофилгейту, подозрения не оправдались.

На Дуплинского завели дело по статье "мелкое хулиганство", он утверждал, что специально выбрал самый мягкий торт, чтобы не покалечить маэстро. Городской суд Юрмалы 27 ноября 2002 года приговорил национал-большевика к двум годам лишения свободы условно.

Впрочем, руководитель латвийских нацболов товарищ Абель, он же Владимир Линдерман, рассказывал, что акцию должен был проводить другой человек, известный художник-акционист, лично знакомый с Паулсом. Но он не пришел, а потом рассказывал, что у него сломалась дверь.

Паулсу пришлось выходить на сцену в пиджаке Крутого. Накануне был побит рекорд жары, державшийся с 1896 года, то есть 106 лет. Воздух прогрелся до 34 градусов.

Газета "Час", со слов продюсера Юрия Айзеншписа, сообщила, что после инцидента за кулисы пришел неустановленный "новый русский". Он посмотрел на смятый торт и поинтересовался:

— Это тот, которым в Паулса запустили? Это не вещественное доказательство? Тогда я его куплю на память!

После чего сгреб торт и унес. Что характерно, не заплатив.

Вот так начался первый день самой первой "Новой волны". Но на этом злоключения отнюдь не кончились.

Забытые имена

Ближайшей ночью гостей фестиваля, живших в гостинице "Лиелупе" ("Юрмала" на Йомас еще стояла заброшенной), ограбили на десять тысяч американских долларов. Из них шесть тысяч — Игоря Крутого. Вором оказался двадцатилетний Федор Панкив, которому удалось аккредитоваться как журналисту. Его задержали и отправили в камеру к Дуплинскому.

И это еще не все. Латвийская группа Prāta Vētra, более известная россиянам как Brainstorm, подала в суд на организаторов "Новой волны", которые якобы без согласования объявили о ее выступлении на этом мероприятии. В иске, поданном в Рижский окружной суд, организаторы обвиняются "во вводящей в заблуждение рекламе, незаконном использовании торгового знака, задетых чести и достоинстве, а также нечестной конкуренции".

Кроме того, возник медийный скандал из-за присутствия на конкурсе Юрия Шлейфера, объявленного Генпрокуратурой РФ в федеральный розыск. Он присутствовал как член совета фирмы Latvijas Balzams — генерального спонсора конкурса.

А в день гала-концерта, пишет Марк Дубовский, вдруг забастовали постановщики света и звука:

"Час до начала концерта, а они не включают ни прожектора, ни микрофоны – устроители "Новой волны" с ними до сих пор не расплатились".

Мало кто уже помнит победителей самой первой "Новой волны". Напомним.

Первое место (и приз в 20 тысяч долларов) получили представители России — группа Smash: Сергей Лазарев и Влад Топалов. Второе место — американская певица Марина Челло. А на третьем месте оказался Джей Стивер из Латвии. Почему-то вместо положенного ретрошлягера на родном языке он спел по-русски песню Раймонда Паулса (сопредседателя жюри), что вроде бы запрещалось условиями.

Никто из первых лауреатов, кроме, пожалуй, Сергея Лазарева, в будущем ничем не прославился.

© Sputnik / Vladimir Astapkovich
Сергей Лазарев (Россия), "Евровидение - 2016"

Главные скандалы

Следующие "Новые волны" тоже не обходились без скандалов. Пресса писала о нарядах и пластических операциях Аллы Борисовны, о прозрачном платье Ксении Собчак, предположительной гомосексуальной ориентации того же Сергея Лазарева, ограблении Валерии и синяках на лице избитой мужем певицы Жасмин.

Но возникали и более серьезные проблемы. Достаточно вспомнить ссору Игоря Крутого и Константина Эрнста в 2004 году, в результате чего фестиваль перестали показывать по российскому Первому каналу.

В 2003 году впервые включили в черный список Иосифа Кобзона, отказав ему в латвийской визе и обосновав свое решение тем, что певец представляет собой "угрозу государственной безопасности и общественному порядку".

А в 2008 году во время церемонии открытия бывший резидент Comedy Club Вадим Галыгин пошутил, что если бы он был конкурсантом, то три дня подряд исполнял бы гимн Латвии. Дескать, тогда все зрители слушали бы стоя, не могли бы уйти во время его исполнения, а жюри не посмело бы выставить низкие оценки, заявил Галыгин со сцены. И даже попытался напеть Dievs, svētī Latviju!

Поднялся страшный скандал. Галыгину припомнили еще и другие неуклюжие шутки типа "Ну что латыши могут знать о Сибири?" и "А теперь традиционная латышская игра — депортация".

Президент Валдис Затлерс заявил, что подобные шутки являются "черным пятном" на фоне общего позитивного впечатления от конкурса. А лидер партии "Гражданский союз" Сандра Калниете, которая родилась в Сибири, выразила уверенность, что конкурс "Новая волна" является своего рода издевательством над латышским населением.

Даже на проходившем тогда в Тукумсе слете Латвийского объединения национальных партизан и Латвийского общества национальных воинов говорили о "Новой волне". Бывшие эсэсовцы и "лесные братья" посчитали, что "молодой представитель "большого соседа" — России — надругался на гимном Латвии". Хотя Галыгин вообще-то представитель Белоруссии.

Глава Латвийского общества национальных воинов Эдгарс Скрейя отметил: "Это происшествие еще раз доказывает, что во время Второй мировой войны мы стояли и воевали на правильной стороне фронта!"

В 2009 году из-за открытия конкурса "Новая волна" в аэропорту Риги не смогли сесть два самолета airBaltic. Оба рейса с 243 пассажирами на борту перенаправили в Таллин и Вильнюс. Воздушное сообщение над Юрмалой было ограничено, поскольку в честь открытия конкурса в небе были запланированы акробатические полеты. По другой версии — из-за обилия частных самолетов российских олигархов.

Министр сообщения Каспарс Герхардс (ТБ/ДННЛ) тогда сообщил, что авиакомпания понесла убытки и изменение маршрутов самолетов стало пятном на репутации аэропорта.

Политики на волне

Надо сказать, что латвийские политики вначале вполне благосклонно отнеслись к конкурсу. На самом первом побывала президент Вайра Вике-Фрейберга. Вернее, она прошла за кулисы, пообщалась с Пугачевой и Киркоровым, но на концерт не осталась.

А вот Валдис Затлерс оказался настоящим любителем российской попсы. И лично Аллы Борисовны. С 2007 года, подвергаясь нападкам латышской прессы, президент принимал звезд российской эстрады то в юрмальской резиденции, а то и в Рижском замке. И посещал концерты.

Президенту пришлось нелегко. Например, в 2008 году кинорежиссер Лайла Пакалныня написала в газете Diena, что он принял в Рижском замке осквернителей Латвии, подобных английским туристам, что мочатся на памятник Свободы. Самое обидное, что Пугачева тогда не пришла.

Зато она приветствовала Затлерса со сцены на концерте, что дало повод читателям газеты Latvijas Avīze обозвать президента ванькой-встанькой. Дескать, он вскакивал по мановению руки примадонны.

"Ни одно другое государство не разрешило бы, чтобы на его земле проходил конкурс другого государства. Это издевательство, и поэтому неприемлемо присутствие президента Затлерса на этих концертах!" — тревожились читатели.

Президент Андрис Берзиньш встретился с организаторами конкурса один раз — 28 июля 2011 года. Интересно, что после них президент в тот же день принял митрополита Рижского и Латвийского Александра. Как будто снимал грех с души. Как бы там ни было, преcс-секретарь главы государства заявил, что Берзиньш концерты посещать не собирается.

Как видим, нападки на "Новую волну" начались гораздо раньше 2014 года с его печальными событиями.

Газета Neatkarīgā 21 августа 2011 года сообщила, что министерство культуры и Нацобъединение ВЛ-ТБ/ДННЛ намерены добиваться, чтобы конкурс "Новая волна" в Юрмале в следующем году не состоялся.

В 2012 году министр культуры Жанета Яунземе-Гренде заявляла, что мероприятие должно стать более латышским, и даже встречалась по этому поводу с Крутым.

Центр государственного языка 25 июля 2012 года в третий раз начал делопроизводство о несоблюдении закона о госязыке на конкурсе. Языковые контролеры не смогли позволить себе купить билет на открытие. А бесплатно их никто не пустил. Поэтому они смотрели по телевизору и делали выводы.

Неоднократно в Юрмале проходили пикеты против "Новой волны". Самый шумный провели в 2014 году мотоциклисты из организации Dieva Suņi ("Божьи псы"). Они протестовали против участия поддерживающих агрессию России на Украине лиц в развлекательных мероприятиях. Собралось порядка пятьдесят человек.

Это конец

Возможно, если бы "Новая волна" действительно оставалась бы конкурсом молодых исполнителей, как изначально было задумано Паулсом, шуму было бы меньше. Но она довольно быстро превратилась в статусное олигархическое мероприятие. На котором полагалось быть всем. Даже Абрамович на своей яхте приплыл.

В Юрмале, в особняке владельца банка Rietumu Леонида Эстеркина, 28 июля 2011 год прошла первая легендарная закрытая вечеринка миллиардеров журнала Forbes, о которой много потом писала российская пресса. Утверждалось, что там подавали шампанское по цене однокомнатной квартиры в Москве.

Безусловно, это не нравилось Паулсу. Кроме того, он выражал недоумение по поводу статуса Пугачевой, объявленной "музой фестиваля". В результате пресса больше писала не о молодых певцах, а о том, приедет ли Алла Борисовна и, если приедет, будет ли выступать.

Паулс неоднократно говорил о своем желании уйти из жюри конкурса, но каждый раз Крутой его уговаривал. В 2009 году маэстро отказался садиться за рояль на сцене и сказал: "У меня дача, лодка. Я вчера смотрел из окна на Лиелупе и думал: господи, я же мог спокойно плыть по ней. А вместо этого слушаю всякие интриги, отчитываюсь, что кто-то плохо сказал, почему это так, почему Затлерс пришел на концерт…"

Раймонд Паулс 11 апреля 2013 года заявил журналистам, что после 10 лет участия в международном конкурсе молодых исполнителей популярной музыки "Новая волна" твердо решил уйти. Пояснив, что не только вышел из состава жюри, но и не планирует посещать концерты в Дзинтари. По словам маэстро, он устал от упреков, которые ему ежегодно приходится выслушивать в связи с конкурсом с разных сторон, в частности, то, что он "продался русским".

И на последнем конкурсе его уже не было. События 2014 года достаточно свежи в памяти многих. Когда уже были расклеены афиши и распроданы билеты, министр иностранных дел Эдгарс Ринкевичс принял решение запретить "апологетам российского империализма и агрессии приезжать в Латвию на светские мероприятия". Довольно быстро выяснилось, что эти апологеты — народные артисты России Иосиф Кобзон, Олег Газманов и Валерия. Все они еще в марте подписали открытое письмо деятелей культуры России президенту Путину в поддержку присоединения Крыма.

Газета Diena даже изобразила их в виде боеприпасов, которые бдительный Ринкевичс вовремя не пустил в страну. Она же написала, что министр "дернул за стоп-кран пропаганды".

Нельзя сказать, что остальные российские звезды не протестовали. Пугачева со сцены высказалась в поддержку Кобзона, спев песню-памфлет "Нас бьют, а мы летаем". А Николай Басков ходил в майке с изображением всех трех новых фигурантов латвийского черного списка.

"Как тень багряного заката

Спустилась весть на рижский брег:

Вам не менять рубли на латы

персоны звездные нон-грата

Иосиф, Лера и Олег…" —

написал Илья Резник.

В общем, 27 июля 2014 года в Юрмале закончился 13-й и последний в этом городе эстрадный конкурс молодых исполнителей "Новая волна". Первое место заняла грузинская школьница Нуца Бузаладзе. Второе и третье места заняли конкурсанты с Украины — Виктория Петрик и Вячеслав Рыбиков. Кто-нибудь их помнит? Примадонна российской эстрады Алла Пугачева на закрытии конкурса вручила два специальных приза "Звезда Аллы" ценностью 20 тысяч евро каждый.

© Sputnik /
Победительница XIII международного конкурса молодых исполнителей популярной музыки "Новая волна" Нуца Бузаладзе

А 24 февраля 2015 года руководитель концертного зала "Дзинтари" Гунтарс Кирсис сообщил, что организаторы конкурса "Новая волна" не откликнулись на просьбу подтвердить резервацию. Традиционные даты проведения конкурса уже зарезервированы для других мероприятий, и "Новая волна" в Юрмале этим летом не состоится.

Итого

Неоднократно поднимался вопрос: сколько стоил уход "Новой волны" (и прочих российских фестивалей) из Латвии? По подсчетам вице-спикера Сейма Андрея Клементьева, речь идет о 17 миллионах евро. У известного доктора экономических наук Александр Гапоненко цифра получалась еще масштабнее: "Новая волна" приносила Латвии 20 млн евро только в виде налогов, считал он.

Организатор конкурса молодых исполнителей Александр Шенкман в 2015 году говорил: "Если бы Латвия сама тратила деньги на ту рекламу, которую ей делала "Новая волна", ей понадобилось бы минимум десять миллионов евро в год. Эта сумма примерно соответствует стоимости эфирного времени рекламы конкурса на канале РТР. А ведь были задействованы и другие российские каналы…"

Есть, конечно, и другие точки зрения.

В 2010 году известная журналистка Элита Вейдемане писала: "Пока мы сердечно внимаем российской поп-культуре в зале "Дзинтари", продолжается кража Латвии. Кража у нас, у наших детей и внуков. И украденная Латвия больше не будет Латвией, а неизвестно какой территорией…"

В этому году журналистка обрушилась на Лайму Вайкуле. Но это уже другая история.