16:09 18 Июня 2018
Прямой эфир
  • USD1.1596
  • RUB72.5401
Евродепутат Андрей Мамыкин

Андрей Мамыкин: у Европарламента нет никакой позиции по Каталонии

© Sputnik / Sergey Melkonov
Аналитика
Получить короткую ссылку
Борьба Каталонии за независимость (70)
412

Европарламенту нечего предложить конфликтующим Испании и Каталонии, радикализация с обеих сторон только усиливается, и со временем проблема сепаратизма затронет все страны Европы

РИГА, 6 окт — Sputnik. Владимир Дорофеев. О том, как видится проблема каталонского референдума из Брюсселя, Sputnik Латвия рассказал евродепутат от Латвии Андрей Мамыкин.

— Андрей, какая реакция Европарламента на каталонские события?

— Разобщенная. Единой реакции Европарламента нет, потому что парламент большой курятник и каждая курица здесь квохчет свою песню. В основном осуждают сепаратистские настроения, говорят о незаконности референдума. Говорят о том, что бюллетени можно было приносить из дома, что не было никакого контроля за заполнением, то есть о нарушениях голосований.

— Что же, никто не поддерживает каталонцев?

Здание Европарламента. Архивное фото
© Sputnik / Владимир Федоренко
— Меньшинство. Дело в том, что Испания — это большая страна, и ее в Европарламенте представляют 54 депутата. Они во многих фракциях, и большинство против референдума. Христианские демократы и консерваторы полностью на стороне центральной испанской власти, испанские социалисты, которые традиционно оппонировали по многим вопросам правящей Испании, по каталонскому вопросу едины с Мадридом. У испанских социалистов территориальная целостность — это священная корова, и поэтому они тоже против референдума и за действия правительства. За независимость Каталонии выступают немногие депутаты из самой Каталонии, и независимые депутаты, считающие основным право нации на самоопределение.

— Странно, а как же поддержка демократии…

— Двойные стандарты никто не отменял. Если бы на муниципальных выборах в Москве условный Навальный вбрасывал бюллетени, заполненные дома, это, скорее всего, совсем не понравилось бы Путину. И он бы тоже принял какие-нибудь меры. И вот тут, конечно, реакция была бы другой. Все бы здесь кричали о тоталитаризме и диктатуре. А когда излишне силовые методы применяет свой же европеец, к этому относятся… с пониманием, скажем так.

— То есть Европарламент одобряет то, что делает Мадрид?

— Нет у Европарламента никакой единой позиции. Состряпали резолюцию, причем очень долго откладывали дебаты по ней, несколько раз переносили. Потом спустили пар в свисток, то есть выдали нечто невразумительное и обтекаемое. Мол, нужны переговоры конфликтующих сторон.

Да мы, Европарламент, реально ничего и не можем предложить конфликтующим. Во-первых, у Европарламента нет полномочий обязать стороны к переговорам. Во-вторых, у нас нет ни знаний, ни опыта урегулирования этой уникальной ситуации. И в-третьих, что бы мы ни предложили, стороны конфликта плевать на нас хотели. У каждого есть своя правда, и они готовы за нее сражаться на улицах. И это самое страшное.

— А в чем ужас?

— Ужас в том, что обе стороны конфликта идут за радикалами. Когда я слушал громкие заявления испанского премьера Мариано Рахоя и главы каталонской администрации Карлеса Пучдемона, я был уверен, что у них есть тайные сепаратные договоренности. Ну уж слишком это смело, не может быть такого на самом деле — явный спектакль. В дипломатии это происходит часто: на камеру говорят одно, но на самом деле договариваются за спиной избирателей. Одни делают политический капитал на одном, другие на другом, но кровь не нужна никому.

— А на самом деле?

— Сейчас мне кажется, что все взаправду. Обе стороны заявляют, что никаких секретных переговоров не было и никогда не будет. Если это все по-честному, то впереди большая кровь. Сейчас идет радикализация с обеих сторон: и со стороны Мадрида, и со стороны Каталонии. В данный момент оба политика делают себе капитал на симпатиях толпы. Но когда их сторонники схлестнутся на улицах, ни один из них ситуацию контролировать не сможет. Одни радикалы кричат: "Введи войска, посади всех сторонников референдума в тюрьму!" Другие, каталонские, кричат: "Даешь общую забастовку до полного отделения!" Глядя на кадры из Барселоны, понимаешь, что это все реально. Пока ни одного убитого нет. Но с такими настроениями они могут и появиться.

— И что тогда?

— Тогда никакой Европарламент со своей импотентской позицией ни на что повлиять не сможет. Можно будет и дальше бубнить про права человека. Тем, кто будет драться на улицах, эти разговоры будут бесполезны. На улице не бывает конституционных судов. Там диалог камней и резиновых пуль, а может, и огнестрельного оружия. И вот это будет страшно. Потому что, когда это произойдет, все будет совсем не так, как говорят политики. Это будет хороший пример для остальных европейских сепаратистов, например, для Фландрии, которая спит и видит, как бы отсоединиться от Королевства Бельгии. Такие желания даже есть в очень стабильных странах типа Германии — здесь хочет особого статуса Бавария. Наша Латгалия недовольна рижским правительством.

— Так что же, горячие головы остудит только кровь?

— Наоборот, еще больше распалит. Случайно убитые на улицах моментально становятся святыми. Кровь всегда выгодна радикалам с обеих сторон. Но ни один из политиков, греющих руки на этом конфликте, у власти не удержится. Потому что убивать будет толпа, а отвечать политики.

— Неужели там вообще нет сторонников компромисса?

— Есть, и даже очень авторитетные. Такие, как, например, король Испании, пользующийся внутри страны большим уважением. Он предлагал свое посредничество в переговорах. Были и другие значимые фигуры. Только народу переговоры не нужны. Там у каждого своя правда, и уступать никто не намерен.

— Тогда, может, разумнее выждать, дать Испании самой разобраться?

— Это как раз позиция нашего президента Вейониса, высказавшегося что, мол, это внутреннее дело Испании. Но правда в том, что сегодня Вейонис говорит, что конфликт Мадрида и Каталонии — это внутреннее дело Испании, а завтра Рахой скажет, что противоречия Риги и Латгалии — это внутреннее дело Латвии. Мол, как будет, так будет. Далеко и неинтересно.

— Но ведь сейчас это от нас действительно далеко и непонятно!

— Самая большая опасность Каталонии в том, что она может, как эффект домино, распространиться по всей Европе. В Евросоюзе полно регионов, которые недовольны своим положением в стране. Та же Фландрия, та же Шотландия, Бавария и десяток других. Если заполыхает везде, может даже наша сонная Латгалия проснуться. От этой проблемы сейчас отмахиваются, но она созреет, если не сейчас, то через пятьдесят лет. Европейский союз сконцентрировался на линии глав государств и правительств. Они держат финансовые потоки из ЕС. В этих органах совершенно не представлены регионы, их попросту нету. В той же Бельгии Фландрия и Валлония ужасно отличаются, какой бы красивый король в Брюсселе не сидел. Так и у нас, Латгалия от Курземе отличается разительно, как бы Вейонис про неграждан не говорил.

— А что Латгалия? Свой референдум готовит?

— Не в этом дело. Просто в каждой европейской стране есть своя "Латгалия", свой регион, полагающий себя ущемленным. Везде денежные потоки из ЕС проходят через центр. Вот если у нас за счет Евросоюза улицы делают, то все финансирование идет через министерство финансов. И как-то все время так выходит, что Латгалии остается только то, что другие взять не смогли. И вот всем таким обделенным хотелось бы тоже участвовать в обсуждении экономических стратегий Евросоюза. Просто хотя бы затем, что развивать то, что у них уже есть, а не подстраиваться под центр. И таких ущемленных регионов — полно. Одни из них депрессивные, как Латгалия, другие, наоборот, промышленно развитые, как Каталония.

— Ну и кто мешает развивать регионы?

— Сейчас к этому никто не готов. Европарламент конституцию общую принять не может из-за противоречий. Регионализация — это еще больший передел пирога. И все правительства стран ЕС в этом не заинтересованы, поскольку это утрата контроля за финансами.

— Что, по-вашему, важно в данный момент?

— Важно, чтоб не пролилась кровь. После этого все, кто думают, что управляют ситуацией, полностью потеряют управление. И последствия будут самые трагические. И это точно будет крайне вредно для всего Евросоюза.

Тема:
Борьба Каталонии за независимость (70)

По теме

Большинство каталонцев высказались за независимость от Испании
Рука Кремля или попрание демократии: латвийцы о Каталонии
La Vanguardia: референдумы и народные протесты не волнуют ЕС
The Guardian: почему Испания не пускает Шотландию в ЕС
Теги:
интервью, Европарламент, Андрей Мамыкин, Каталония, Испания, Гражданские акции и беспорядки, Международная политика
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Митинг медиков в Вильнюсе, 26 апреля 2018 года, архивное фото

    В Литве врачи вновь собираются провести забастовку из-за низких зарплат – по их мнению, Минздрав не выполнил своих обещаний.

  • Врач делает мужчине прививку от кори.

    Инфекция, которая распространяется в странах Европы, наконец, прорвала границы Молдовы - врачи говорят об "эпидемическом неблагополучии".

  • Флаги ЕС и Эстонии

    В Таллинне пройдет пикет в поддержку арестованных европейских узников совести — поляка Матеуша Пискорского, латвийца Александра Гапоненко и украинца Кирилла Вышинского.

  • Пожар в общежитии в Бобруйске

    В Бобруйске собака спасла девочку от гибели на пожаре – животное, учуяв дым, лаем оповестило ребенка об опасности.

  • Новый зоопарк

    На территории нового тбилисского зоопарка, расположенного на окраине столицы, еще идут работы по обустройству, но уже появились первые обитатели.

  • Черное море

    Машина с туристами из России скатилась прямо в море, но благодаря трем самоотверженным абхазским парням, все закончилось благополучно.

  • Бой Гассиев-Усик

    Стали известны дата и место проведения финального поединка Всемирной боксерской суперсерии между Муратом Гассиевым и Александром Усиком.

  • Митинг медиков в Вильнюсе, 26 апреля 2018 года, архивное фото

    В Литве врачи вновь собираются провести забастовку из-за низких зарплат – по их мнению, Минздрав не выполнил своих обещаний.

  • Врач делает мужчине прививку от кори.

    Инфекция, которая распространяется в странах Европы, наконец, прорвала границы Молдовы - врачи говорят об "эпидемическом неблагополучии".