19:34 17 Ноября 2017
Рига+ 6°C
Прямой эфир
Протестующий у Сейма в Риге

Давить на жалость: особенности национального протеста

© Flickr/ Delna Sabiedrība par atklātību / K.Burane
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Алексей Стетюха
671

Мы все четко знаем, чего хотим, почему этого не имеем и кто во всем виноват. Этим знанием мы и довольствуемся, стесняясь переходить к решительным действиям в борьбе за собственное достоинство

Знаете ли вы, что в нашей стране медики и учителя получают очень мало и буквально сгорают на работе? А знаете ли вы, что зачастую мы остаемся недовольными качеством системы и здравоохранения потому, что государство выделяет на эти жизненно важные отрасли недостаточно средств?

Разумеется, вы знаете. Это же наш основной лейтмотив. Мы же все, так или иначе, сталкиваемся с этим прямо и косвенно и обсуждаем это чуть ли не каждый день.

Ситуация сложилась не вчера, не год назад, не при новом или старом правительстве. Мы уже привыкли к такому положению вещей. Как в старом анекдоте: хочешь поговорить с таксистом – скажи фразу: "Такую страну пролюбили…" и наслаждайся.

Полагаю, с вопросом "Знаете ли вы, что…" мы разобрались. Давайте перейдем к вопросу: "Знаете ли вы почему?" А здесь все укладывается в очень простую сентенцию. Мы научились жаловаться и напрочь разучились протестовать. Курилки, сестринские, учительские, кухни – в конце концов все эти помещения превращаются в настоящие форумы, трибуны, по сравнению с которыми пивной путч двадцать третьего года – это тьфу и растереть.

Все знают, что и где пошло не так. Все знают, как сделать хорошо и главное – каждый готов ударить кулаком по столу и уверить остальных, что мы им еще покажем. Но докуривается сигарета, заполняется школьный журнал, надевается белый халат и – революция заканчивается. Из кабинетов с надписью "только для персонала" выходят люди, имитирующие благополучие, симулирующие удовлетворенность. Чтобы не стало хуже.

Первое правило бойцовского клуба современного, постсоветского общества – не высовываться. Мы уверены: любое публичное выражение недовольства может сделать хуже. Врач-учитель-чиновник повел себя по-свински – молчи! Ты на него пожалуешься, а он потом отыграется на тебе или на твоем ребенке.

Сколько раз, в бытность работы на телевидении, я получал сообщения и звонки от людей, которые рассказывали об откровенном беспределе в разных сферах. Это были невероятно красочные рассказы людей, которых несправедливо обидели, обманули, унизили и оскорбили.

Эти истории могли превратиться в очень хорошие сюжеты, которые могли стать катализатором и сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Бывало и так. Но чаще всего все заканчивалось вопросом: "Вы готовы сказать это на камеру?"

На камеру об этом говорить не хотели. "Нет, вы как-нибудь сами расскажите". И сюжет не выходил. Ситуация оставалась на прежнем месте. Одна из главных бед современного общества в том, что мы очень боимся злить продавщиц.

Вторая беда еще неизлечимее – мы входим в положение. В любой ситуации, когда нас кто-то по самую макушку окунает в нечистоты, мы входим в его положение. Мы понимаем кассиров, у которых стресс, врачей, которые, не разгибаясь, работают по 16 часов, учителей, которым платят копейки, – одним словом, всех.

Рижские гиды протестуют
© Sputnik / Оксана Джадан
В каждой ситуации мы напоминаем сами себе, что у человека просто может быть неудачный день, и поэтому он гипотетически имеет право сорваться на нас. Мы обязательно потом выскажем свое недовольство друг другу на кухне и завтра снова пойдем терпеть. Мы прощаем врачей, потому что считаем их заложниками системы, и входим в их положение. Врачи не трогают систему, потому что если тронуть, то будет хуже. Система остается прежней, потому что де-юре никаких претензий к ней нет.

Цепочка замыкается. Если не ругаться на врачей, то они не будут ругаться со своим руководством за условия труда. Если руководство не услышит их претензий, то их не услышит министерство. Если министерство не заметит бурления внизу, то все останется по-прежнему.

А теперь самое интересное – акции протеста. Примерно раз в квартал представители самых обиженных профессий организуют пикеты, которые согласовываются примерно за месяц, и ровно в назначенное время к кабинету министров или Сейму приходят "согласованные" врачи-учителя. Протестующие смирно стоят отведенное им время, держа согласованные плакаты. Если в это время у кого-то из правящих есть свободное время и настроение располагает, то к ним выходят и говорят, что денег нет, но вы держитесь. В сентябре 2010 года прошла всеевропейская акция протеста против режима экономии правительства. В ней принимали участие водители общественного транспорта. Латвия тоже подключилась.

Пожалуй, это смело можно назвать самой показательной акцией протеста против чего-либо в нашей стране. Суть забастовки заключалась в том, что в определенный момент весь общественный транспорт города должен был прекратить движение. Изначально планировали остановиться на целый день. Потом решили на пару часов. По итогам сошлись на минуте, а встали на 10 секунд. Почему? Чтобы не создавать неудобств.

Главная беда наших протестующих – болезненный страх доставить кому-то неудобства. Удивительно, но, например, когда бастуют сотрудники "Люфтганзы" и похожих авиакомпаний, то самолеты просто перестают летать. Парализуются международные рейсы, убытки терпят все аэропорты мира, не говоря уже о людях, у которых срываются встречи, планы, контракты и прочие жизненно важные дела. По итогам, о каждой подобной забастовке волей-неволей говорит весь мир. По итогам, руководству приходится принимать какое-то решение. Все просто: ответа от них ждет уже не горстка наемных рабочих, а ответа ждут все.

Давайте представим, что семь лет назад общественный транспорт в Риге встал бы не на 10 секунд, а на день. Давайте представим, что учителя всей страны объявили бы бойкот и не вышли бы на работу, закрыв школы на неделю. Давайте, наконец, представим сутки, в течение которых не работал бы ни один врач. Страшно? Страшно. Зато на следующий день возле кабинета министров стояла бы уже не горстка жалких медиков, а разъяренная толпа, требующая немедля повысить зарплаты медикам. Потому что забастовка – это когда больно другим. Когда потребитель на своем опыте понимает, как это: жить БЕЗ. И тогда уже он требует за просящих. И его требования, как правило, звучат в разы громче.

А пока что у нас в стране за свои права борются только геи и велосипедисты. И это приносит для них осязаемые плоды. Возможно, у них есть чему поучиться.

По теме

О чем бастуют рижские гиды
Студенты РАПУО танцевали у кабмина в знак протеста против закрытия вуза
Латышей лишили воли к протесту, войны не будет: о чем писали латышские газеты
Латвийские врачи готовы подумать о забастовке
Латвийские таксисты готовятся к протестам из-за поправок о частном извозе
Теги:
Латвия, Общество, Акции протеста
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Слева направо: Арсен Аваков, Эка Згуладзе, президент Петр Порошенко и  Михаил Саакашвили  в Одессе, архивное фото

    Отчего у Литвы есть повод задумать о дружбе с такими "демократическими" странами, как Украина, Грузия и Молдавия?

  • Президент Игорь Додон

    Референдум по отставке мэра Кишинева – это шанс, чтобы положить конец хаосу в столице, считает президент Молдовы Игорь Додон.

  • Тотальный диктант в Таллинне

    Столица Эстонии – единственный не российский город – лидирует в голосовании за право стать столицей Тотального диктанта.

  • Президент Ильхам Алиев принял заместителя премьер-министра Узбекистана

    Общая история, культурные и религиозные факторы, являются опорой братских отношений Азербайджана и Узбекистана, заявил президент Алиев.

  • Армянские военнослужащие на боевых позициях

    Парламент Армении продлил действие закона, освобождающего от ответственности граждан, не прошедших воинскую службу и вернувшихся в страну после 27 лет.

  • Художник-визажист Марк Кульер

    Британский гример, обладатель премии "Оскар" Марк Кульер приглашен для съемок очередного фильма киноэпопеи "Путь лидера" о Нурсултане Назарбаеве.