01:19 19 Октября 2017
Рига+ 8°C
Прямой эфир
Книги на латышском языке, архивное фото

Плохой латышский в русских школах: не могут или не хотят

Sputnik / Oksana Dzadan
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Армен Халатян
Русские школы: языковой барьер или мост (44)
581

Закрытие русских школ оправдывают тем, что их выпускники недостаточно хорошо владеют государственным языком. Кто в этом виноват и какие могут быть решения?

Все инициативы по ограничению возможностей образования на русском языке, вплоть до самых радикальных — полный и бесповоротный перевод всех школ на латышский язык, всегда аргументируются одним дежурным набором доводов.

Самый проверенный и безотказный среди них — мол, в русских школах плохо преподается латышский язык. Логика тут декларируется простая — "как волка ни корми, он все в лес смотрит". Пока у русскоговорящих школьников остаются "лазейки", чтобы получать информацию на родном языке, они упорно будут ими пользоваться, игнорируя государственный язык. А потому надо все эти лазейки надежно законопатить.

И всегда найдутся бывшие выпускники русских школ, которые — кто больше, кто меньше — "повинятся": да, учили нас латышскому плохо, из-за этого возникали потом сложности при поступлении в вуз, приходилось нагонять и много заниматься самостоятельно. А потому, наверное, да, правы радикальные националисты, пора все образование переводить на латышский, чтобы не создавать сложности нашим детям.

Поделюсь и я своим опытом. Точнее, опытом обучения своих детей.

Опыт первый. Русский садик

Мой первый ребенок пошел в детский садик в Латвии в 2000 году. Мы тогда только переехали из Москвы и были настроены на решительную интеграцию в латвийское общество. Думали отдать ребенка сразу в латышский садик, но рядом через дорогу оказался русский, с хорошей заведующей. Отдали все-таки туда — пускай избежит сильного стресса, все равно латышский будет учить, постепенно втянется.

Первый сюрприз — на десятом году независимости латышский язык в садике не был обязательным предметом! "Родители, если вы хотите, то будет за отдельную плату приходить преподаватель…"

Родители, естественно, хотели. Все как один. Правда, толку было мало. Преподаватель была русская и говорила, явно путая окончания (я как раз тогда усиленно занимался грамматикой и невольно морщился от ее падежей и склонений). Венцом ее деятельности стала веселая песенка Kartupeli, kartupeli ("Картошка, картошка"), которую дети заучили явно как "Отче наш", не понимая смысла отдельных слов и предложений.

Опыт второй. Латышский садик

Второго нашего ребенка мы отдали в детский сад почти через 10 лет, в 2009 году. Решили — уж сразу в латышский. Пусть приобретет базу латышского языка, а там будет видно — в русскую школу его отдавать или в латышскую. Садик был хороший, с экологическим и вальдорфским уклоном. Но и тут что-то пошло не так.

Во-первых, молодая, добрая и веселая нянечка Сигне, к которой тянулись все детки, после Нового года уехала на заработки в Норвегию. Тоже работать в садике, но за другие деньги и на другом языке. Вместо нее взяли русскую женщину предпенсионного возраста, которая по доброте душевной разговаривала с русскоговорящими детками (а их была целая треть в группе) на родном языке.

Можно было бы, конечно, учинить разнос и поставить на вид, а с другой стороны, когда ребенок сидит целый день и играет один, замкнувшись, становится не до жиру. Начинаешь думать уже о его душевном комфорте.

Итог двухлетнего пребывания в латышском садике — неплохой пассивный словарный запас, который сейчас понемногу раскрывается в школе. Латышский — один из предметов, которые даются лучше других. Только и всего.

После латышского садика ребенок к школе был явно не готов, поскольку в группе были дети разных возрастов и подготовительных занятий к школе не велось, и мы отдали его еще на год в русский детский сад. Тут он расцвел, у него открылся дар речи, и его уже трудно было "остановить". Но это уже лирика. А что с латышским?

Опыт третий. Как пытались закрыть русские группы в билингвальном садике

Русский садик был формально не русским, а билингвальным. Билингвальность заключалась в том, что вместе в одном здании обучались две латышские группы и две русские. Казалось бы, отличная возможность — совместные праздники, экскурсии, игры на свежем воздухе, где в непосредственном общении дети научатся языку.

Ничего подобного. Играли отдельно, экскурсии — отдельно. Рождество отмечали строго посменно. Предположим, в 12 часов идет поток латышских деток и родителей, к 15 они освобождают актовый зал, и только тогда заходят русские. Почему так?

Мне удалось задать этот вопрос напрямую заведующей через два года, когда она предприняла очередную попытку закрыть русские группы. Тогда после возмущенного выступления родителей дело дошло до департамента образования Рижской думы и лично мэра Нила Ушакова.

"Мы не проводим совместных мероприятий русских и латышских детей, потому что должны предварительно спросить разрешения у родителей латышских групп, а вдруг они не согласны", — таков был ее ответ в официальном кабинете.

Слова заведующей, откровенно говоря, повергли родителей русских групп в недоумение и даже шок — разрешение на общение детей?

Инициатива заведующей по закрытию русских групп представляла собой модель нынешней школьной реформы (и всех прочих подобных школьных реформ) в миниатюре.

Родители жалуются на недостаточное освоение латышского языка в детском садике. Какие меры можно предпринять? Может быть, позволить детям двух языковых потоков вместе общаться? Ничего подобного. Переведем русские группы на билингвальную модель.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что никаких билингвальных программ для садиков не существует, а есть либо программа нацменьшинств (русская), либо основная (латышская). И именно ее предлагается принять, а билингвальность — это "ну, если дети будут спрашивать что-то по-русски, им объяснят".

Причем в данном конкретном случае большая часть родителей, переходящих якобы в билингвальную группу, были даже не в курсе того, что они фактически переводятся в латышский детский сад. Они пребывали в убеждении, что это русская группа с более интенсивным изучением латышского языка. Маленькая тактическая хитрость. Только и всего…

Опыт четвертый. Крупная престижная русская школа

На линейке 1 сентября в качестве основных достижений школы были названы два — большое количество учащихся (больше тысячи) и очень высокий уровень оценок по латышскому языку.

Учимся. В третьей четверти почти все время в классе нет уроков латышского языка — учительница ушла. Новую найти не могут три месяца. Директор выступает на совете школы: "Что мы только ни перепробовали, искали и по линии департамента образования, и на ss.lv объявление давали, результатов пока нет".

На дворе 25 лет после восстановления независимости. Четверть века как латышский язык — приоритет из приоритетов… Приоритет ли?

Как сочетается приоритетность в изучении латышского языка и невозможность найти преподавателя латышского языка для крупной и небедной школы? Никак не сочетается. Потому что нет такого приоритета!

Есть недостаток преподавателей — настоящий кадровый голод на учителей латышского языка на всех уровнях. Есть недостаток учебников и методик — смешно и грустно, когда в сети рекомендуют потрепанные раритетные учебники латышского языка, изданные в советское время. Получается, методики, разработанные в "оккупационные" времена, работают эффективнее и ничего лучшего с тех пор не удалось придумать?

И есть явное нежелание государства с этим что-то делать. Неужели за 10-20-25 лет нельзя было наладить обучение латышскому языку в русских школах на должном уровне? Дать определенные бонусы и преференции учителям латышского языка — его носителям, чтобы они не уходили из профессии, не уезжали из страны, а чтобы, наоборот, туда потянулись филологи, переводчики, специалисты, которые при прочих равных не хотят работать в школе. Чтобы приезжали латыши из-за границы и работали волонтерами в школах.

Это потребует дополнительных расходов, усилий? Ну так ведь приоритет же!

И, конечно, это вызвало бы ответную положительную реакцию, и, уверен, проблема — "выпускник русской школы плохо разговаривает или пишет на латышском" сошла бы на нет за один полный цикл школы — 10-12 лет, где-то к началу нулевых.

Посмотрите, как за те же годы независимости вырос уровень обучения английскому. Выпускник советской школы едва мог связать несколько фраз. Сейчас школьники бегло разговаривают, смотрят на английском фильмы без перевода, читают в интернете и поступают в англоязычные вузы — кто с дополнительной подготовкой, а кто и без.

Но ведь если бы русские школьники хорошо владели латышским языком, изучая его как предмет, как второй язык, то исчез бы такой отличный аргумент. Такой хороший рычаг, такая "удобная" проблема, которой можно все время винить, тыкать в нее назидательно.

Если бы выпускники русских школ легко поступали в латвийские вузы и учились там (те, кому надо, подучили бы терминологию по физике, химии, как это делали выпускники латышских школ, когда поступали в московские и петербургские вузы в советские времена), то отпали бы вечные разговоры про "повышение конкурентоспособности" и оказалось бы, что русские школы закрывать вроде бы и нет необходимости.

А пока эта проблема, явная или надуманная, есть — можно предлагать соответствующие меры, а именно: полное вытеснение русского языка из всего образовательного процесса. То, что при этом пострадает сам образовательный процесс — понизится общий уровень образования, то, что учить на латышском на должном уровне уже сейчас некому, это, выходит, не столь важно.

Лучше двоечники-троечники, но "свои", чем русскоговорящие отличники, хорошо владеющие латышским языком как вторым.

Тема:
Русские школы: языковой барьер или мост (44)

По теме

Гунтарс Цатлакс: все экзамены должны быть только на латышском
Латковскис: заявления о едином языке обучения – популистские лозунги
Реформа образования: Даугавпилс не боится, а Резекне боится
Теги:
Латвия, Дети, Национальные языки, Среднее образование, Дошкольное образование
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Учения НАТО, архивное фото

    Страны Балтии становятся не только основным полигоном НАТО в Восточной Европе, но и местом неподобающих развлечений для военнослужащих альянса.

  • Миротворцы, архивное фото

    Миротворческие мотострелковые батальоны оперативной группы российских войск в Приднестровье приступили к ротации личного состава и техники.

  • Президент Эстонии Керсти Кальюлайд выступает на церемонии по случаю развертывания многонационального батальона НАТО в Тапа

    Президент Эстонии Керсти Кальюлайд не считает Россию врагом, но убеждена, что для нормализации отношений с Западом первый шаг должен сделать Кремль.

  • Марихуана, архивное фото

    Белорусы собрали больше 4 тысяч подписей за легализацию марихуаны – если она наберет достаточно сторонников, ее рассмотрят парламент и МВД.

  • Мальчик у входа в класс в одной из московских школ, архивное фото

    Мониторинг, который провели в 109 школах Грузии в 2016-2017 годах при поддержке Детского фонда ООН, выявил факты насилия над учениками.

  • Ученый с микроскопом

    Судмедэксперты Абхазии устанавливают личность и причины гибели мужчины, чье тело было найдено в горах: предположительно, это россиянин Андрей Лихачев.

  • Цибирова Камилла

    Осетинская спортсменка Камилла Цибирова в составе сборной Москвы завоевала золото на турнире по фехтованию в Казани.

  • Учения НАТО, архивное фото

    Страны Балтии становятся не только основным полигоном НАТО в Восточной Европе, но и местом неподобающих развлечений для военнослужащих альянса.

  • Миротворцы, архивное фото

    Миротворческие мотострелковые батальоны оперативной группы российских войск в Приднестровье приступили к ротации личного состава и техники.