11:19 16 Октября 2018
Прямой эфир
  • USD1.1581
  • RUB75.9240
Акция в защиту русских школ у здания Сейма, 8 февраля 2018 года

"Они уродуют наших детей". Почему Латвия закрывает русские школы

© Sputnik / Sergey Melkonov
Колумнисты
Получить короткую ссылку
Владимир Веретенников
Русские школы: языковой барьер или мост (380)
803

Участники митинга против перевода школ нацменьшинств в Латвии на обучение на госяызке предупреждают: уже сейчас возникают конфликты русских родителей и детей, отданных ими учиться в школы на неродном языке, — на почве культурных ценностей

Парламент Латвии в ходе пленарного заседания рассмотрел поправки в законодательство об образовании, направленные на то, чтобы перевести все русские школы в стране на латышский язык. У стен Сейма состоялась акция протеста. В сложившейся ситуации разбирался корреспондент РИА Новости.

"Латышский язык будет единственным"

В конце прошлого года латвийское правительство одобрило доклад министерства образования о переводе средних школ нацменьшинств на латышский язык. Провести "школьную реформу" предполагается в 2021-2022 учебном году. Дошкольное образование для нацменьшинств станет билингвальным, в 1-6-х классах будут применяться три модели билингвального образования, в 7-9-х классах 80% учебного процесса перейдет на госязык, а в средней школе (10-12-е классы) — 100%. Сейм передал проект реформы на рассмотрение своим комиссиям.

Депутат Хосам Абу Мери (партия "Единство") в ходе дебатов подчеркнул, что это "вопрос самоуважения и существования государства". "Здесь Латвия, и латышский язык был, есть и будет единственным государственным", — заявил парламентарий. В свою очередь, депутат Игорь Пименов (оппозиционная партия "Согласие") призвал коллег не поддерживать поправки, отметив, что они означают вторую волну облатышивания нацменьшинств. По мнению депутата, в Латвии есть спрос на образование на русском, а родители имеют полное право требовать, чтобы на их налоги в стране обеспечивалось обучение на языках нацменьшинств.

Активисты русской общины уже провели в Риге четыре крупные акции протеста, но этого явно недостаточно. Представитель Штаба защиты русских школ, сопредседатель партии "Русский союз Латвии" Мирослав Митрофанов сообщил, что нацменьшинства намерены добиваться референдума о школьной автономии. Штаб защиты русских школ организует сбор подписей в поддержку референдума и продолжит проводить массовые акции протеста. По словам Митрофанова, эта спираль будет раскручиваться, пока в правительстве и парламенте не согласятся на компромиссы.

Корреспондент РИА Новости поговорил с родителями, протестующими против перевода средних школ полностью на латышский язык. В частности, юрист, мать троих детей Надежда Лосева напомнила, что уже сейчас реальная доля латышского в образовании нацменьшинств достигает 80%. По ее словам, в Латвии исторически так сложилось, что значительная часть граждан разных национальностей общается на русском языке. Эти граждане имеют право требовать, чтобы их дети получали гарантированное государством образование именно на русском языке. Ссылаясь на свой родительский опыт, Лосева отмечает: "Сегодня ученики средней школы уже с первого класса тратят около 80% учебного времени на попытки освоить материал по разным предметам на неродном языке. Параллельно происходит обучение латышскому — как школьной дисциплине. Тут возникает резкое несоответствие: по латышскому ребенок учит название времен года, дней недели, тренируется писать алфавит. А по природоведению у него учебник на госязыке, где те же времена года разбираются в развернутых текстах, до которых он еще не дорос на уроках латышского".

"Российские учебники здесь напрямую запрещены"

И такое отставание, по словам Лосевой, с переходом из класса в класс только усугубляется. "В итоге уроки учим всей семьей: читаем, переводим, выписываем незнакомые слова (которых столько, что ребенку даже не стоит пытаться их заучить), составляем из всего этого русский текст. Так ребенок усваивает предмет. Большинство наших учителей, нарушая садистский закон, позволяют отвечать предмет на русском и даже сдавать контрольные. Ни на какое изучение предмета глубже, чем в крайне убогом учебнике, изданном на латышском языке, сил и желания не остается", — говорит мать троих детей.

Объем работы, как подчеркивает Надежда, от этого не уменьшается, ведь по-прежнему предмет надо переводить на русский, адаптировать под себя, запоминать, обратно переводить на латышский и чаще всего зазубривать, чтобы ответить. "Уровень разработок, учебников, методик преподавания всех предметов на русском языке несопоставимо выше тех, что на латышском. Но российские учебники здесь напрямую запрещены. Школы, пытавшиеся использовать их хотя бы факультативно, были наказаны. Хочется плакать от осознания того, какой потенциал высвободился бы, если бы наши дети могли изучать предметы на родном языке, с помощью качественной литературы", — заключает Лосева.

А вот мнение Инессы Тестелец — матери тоже троих детей, дипломированного учителя латышского языка в национальной школе, магистра педагогики с тридцатилетним стажем. "Считаю решение о полном переводе средних школ нацменьшинств на латышский неправомерным и ошибочным. Хотите ускорить процесс умственного и эмоционального развития вашего ребенка — обучайте в школе на родном. Это здорово, когда есть возможность научить ребенка нескольким языкам на уровне родного, причем не мучая его за партой в школе. Но такой билингвизм достижим лишь в двуязычной среде. Важно, чтобы "мостик" между двумя или тремя языками был у ребенка в голове построен и исправно "работал". А министерство образования этому только мешает! Нет грамотных и качественных программ, материалов, специалистов, нет положительной мотивации, так необходимой для любого обучения!" — возмущается педагог.

По словам специалиста, насильственный перевод ребенка на обучение на неродном языке создает проблемы, на которые часто жалуются взрослые: задержка развития речи, ограниченный словарный запас, общение на смеси разных языков — причем на обоих с неправильной грамматикой. "Без развитого инструмента мышления — родного языка — ребенок не сможет понимать абстрактные дисциплины: такие как, например, алгебру, геометрию, физику, химию, ту же литературу или философию. Не говоря уже о том, что нет разработанной и апробированной методики, программы преподавания! Учить детей важно на родном языке хотя бы до 16-17 лет", — подчеркивает Тестелец.

Мама четырехлетнего мальчика и педагог Маргарита Драгиле процитировала героиню фильма "Ирония судьбы": ошибки учителей не так заметны, как врачебные, но не менее дорого обходятся людям. "На практике я очень часто сталкиваюсь с этими "роковыми ошибками", некоторые были сделаны родителями и педагогами "из лучших побуждений"… Часто, очень часто, в среднем в трех случаях из пяти, у детей-дошкольников, отданных в садики с неродной языковой средой, диагностируются задержки психического развития разной степени. Это может выражаться в задержке речи, в проблемах с нервной системой, в нарушении эмоционального фона. Ни один родитель не хочет плохого своему ребенку. Но из-за недостаточного понимания психолого-педагогических процессов родители часто собственными руками делают ребенку хуже", — отмечает Драгиле.

Юрист и мать маленького ребенка тоже считает, что "реформа" носит сугубо политический характер и совершенно не обоснована — ни педагогически, ни психологически. "Я не знаю ни одного исследования о том, как повлияли предыдущие реформы такого рода на качество обучения в школах национальных меньшинств. Насколько мне известно, таких исследований не проводилось вообще! Разве можно без этого реформировать образовательную систему?! Цель министра образования мне совершенно ясна — "перепрограммировать" русских детей на другую культуру. Родители и министр говорят о разном: мы — о качестве образования, а Шадурскис — о лучшем (в его понимании) владении латышским языком", — объясняет Бачинская. По ее словам, все родители согласны, что государственный язык знать надо. "Но обучаться полностью на неродном языке и учить язык — это разные вещи. Я очень беспокоюсь за результат обучения моего ребенка. Мы уже сегодня можем наблюдать примеры конфликтов русских родителей и детей, отданных ими учиться в школы на неродном языке, — на почве культурных ценностей", — предупреждает юрист.

Тема:
Русские школы: языковой барьер или мост (380)

По теме

Богатое воображение Шадурскиса: Путин в снегах и думах о русских Латвии
Шадурскис: России нужно, чтобы молодежь в Латвии не знала госязык
Митрофанов: в Латвии могут начать штрафовать за русский язык в школах
Поможет ли Европа защитить в Латвии русский язык
Теги:
русские школы, латышский язык, русский язык, реформа образования, Елена Бачинская, Латвия, Национальные и этнические меньшинства, Национальные языки, Образование
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

Орбита Sputnik

  • Ремигиюс Шимашюс

    Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс объявил, что собирается баллотироваться на второй срок на пост главы города.

  • Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

    Перекрытые дороги и запрет на пользование личным автотранспортом: как готовятся к визиту турецкого лидера Кишинев и Комрат?

  • Флаги Эстонии на Тоомпеа

    Министерство юстиции Эстонии подсчитало ущерб, якобы нанесенный республике "советской оккупацией".

  • Сотрудники мусоросортировочного завода. Архивное фото

    Строительство мусоросортировочного завода в Бишкеке откладывается на год – что решили на совещании в мэрии?

  • Дождь в Душанбе, архивное фото

    В Таджикистане ожидается резкое похолодание: по прогнозам метеорологов в большинстве регионов ожидается дождь со снегом.

  • Проект АЭС в Узбекистане

    Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев утвердил соглашение с Россией о сотрудничестве в строительстве АЭС на территории республики.

  • Эльдар Кокоев

    Генпрокуратура Южной Осетии возобновила уголовное дело в отношении бывшего заместителя генерального прокурора Эльдара Кокоева.

  • Ремигиюс Шимашюс

    Мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс объявил, что собирается баллотироваться на второй срок на пост главы города.

  • Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

    Перекрытые дороги и запрет на пользование личным автотранспортом: как готовятся к визиту турецкого лидера Кишинев и Комрат?