03:52 24 Августа 2017
Рига+ 15°C
Прямой эфир
Открытие газопровода Северный поток в Германии

Nord Stream 2 AG: не видим причин не дать разрешения на "Северный поток-2"

© Sputnik / Grigory Sysoev
Новости экономики Латвии
Получить короткую ссылку
143

Глава направления разрешительной документации Nord Stream 2 Саймон Боннел и глава российской группы по экологии и разрешениям Nord Stream 2 Григорий Вильчек рассказали о трудностях в процессе получения разрешений, исследованиях Балтийского моря и вариантах прокладки газопровода на территории РФ

В сентябре 2015 года "Газпром" и его партнеры — BASF/Wintershall, ENGIE, Uniper, OMV и Shell — подписали соглашение акционеров о реализации проекта "Северный поток 2", нового газопровода, который пройдет от побережья РФ через Балтийское море до Германии. Несмотря на то, что структура финансирования проекта еще не определена, проектная компания Nord Stream 2 AG уже запустила процедуру получения разрешений на строительство газопровода в пяти странах — РФ, Германии, Дании, Швеции и Финляндии.

О трудностях в процессе получения разрешений, исследованиях Балтийского моря и вариантах прокладки газопровода на территории РФ РИА Новости рассказали глава направления разрешительной документации Nord Stream 2 Саймон Боннел и глава российской группы по экологии и разрешениям Nord Stream 2 Григорий Вильчек. Беседовала корреспондент Мария Гордеева.

— "Северный поток ‒ 2" запустил процедуру получения разрешений на строительство газопровода от стран, через воды которых проходит маршрут газопровода. Формально этот процесс похож на получение разрешений при строительстве "Северного потока". Однако изменилась геополитическая ситуация в регионе. Ощущаете ли вы разницу между процессом согласования строительства первого "Северного потока" и нового газопровода?

Саймон Боннел: На рабочем уровне, когда мы начинали обсуждение экологии "Северного потока" в 2006 году, у большинства госорганов стран Балтийского моря не было опыта экологической оценки морского газопровода. "Северный поток" для многих стал первым крупным морским инфраструктурным проектом. Мы подошли к работе ответственно и скрупулезно и за счет этого достигли высокого уровня доверия между командой "Северного потока" и органами власти, как на рабочем, так и на личностном уровне. Та же команда работает и над реализацией "Северного потока ‒ 2". Мы опираемся на сложившееся доверие между представителями Nord Stream 2 и координирующими госорганами. Кроме того, мы опираемся на позитивные результаты экологического и социального мониторинга строительства и эксплуатации "Северного потока". Плюс мы всегда открыты и транспарентны и делимся всей информацией с обществом и властями. Такой подход дает нам уверенность в конструктивном взаимодействии и хороших отношениях с властями на рабочем уровне.

Вопросов по поводу влияния проекта на окружающую среду при реализации "Северного потока ‒ 2" гораздо меньше, чем в случае с "Северным потоком". За прошедшие годы мы дали убедительные ответы на вопросы экологии. Мы, конечно же, понимаем, что живем в мире политики, но наша задача — опираться на факты и законодательство.

— Есть ли варианты изменения маршрута "Северного потока ‒ 2" в случае, если какая‒либо из стран откажет в получении разрешения на строительство?

С. Б.: Интересный вопрос. В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву в исключительной экономической зоне государство не может не выдать разрешение на строительство трубопровода, если оно не оказывает существенного воздействия на окружающую среду. Это аналогично судоходству. Главное — соблюдать экологические требования.

Мы уверены в минимальном экологическом воздействии газопровода на окружающую среду. Это доказывают шесть лет экологического мониторинга строительства и эксплуатации "Северного потока". Поэтому мы не видим ситуаций, в которых какая-либо страна может не выдать соответствующие разрешения.

— Как проходят исследования территории Балтийского моря на маршруте "Северного потока ‒ 2"? Когда они будут закончены?

С. Б.: Исследования проводились в 2015-2016 годах. За это время мы изучили более 47 тысяч линейных километров морского коридора. Работало более 20 исследовательских судов. И сейчас у нас два судна работают в водах Финляндии и два в водах Швеции. Для работы в российских водах мы зафрахтуем суда во второй половине 2017 года. Различные исследования продолжатся вплоть до начала строительства газопровода, а также будут продолжаться и в ходе строительства и эксплуатации газопровода.

— Какой объем средств планируется потратить на исследования?

С. Б.: По опыту "Северного потока" ‒ более 100 миллионов евро было потрачено на экологические исследования, планирование и оценку воздействия на окружающую среду. Еще примерно 40 миллионов евро были потрачены на комплексную программу экологического мониторинга.

По "Северному потоку ‒ 2", несмотря на то, что у нас есть результаты исследований по первому проекту, нам необходимо проводить весь комплекс исследований для нового коридора газопровода. Поэтому мы планируем на исследования примерно такую же сумму.

— В процессе изучения дна Балтийского моря обнаружили затонувшие корабли, мины?

С. Б.: Конечно, речь идет об объектах морской археологии. Некоторые из них были обнаружены впервые, их предстоит подробно исследовать. В Финляндии мы нашли на дне самолет в очень хорошем состоянии. Еще одна интересная находка — это судно с большим количеством пушек, которые оно перевозило, наверно, сотни лет назад. Есть, конечно, объекты времен Второй мировой войны. Но подробные исследования еще продолжаются.

Так, в российских водах нам еще предстоит провести археологические исследования. В Финляндии подробная оценка закончена, почти закончена в Швеции, в Дании еще продолжается, в Германии мы сейчас заканчиваем исследования.

Кроме того, как и в случае с первым "Северным потоком", мы нашли на дне большое количество затонувших боеприпасов. В апреле мы заканчиваем идентификацию таких объектов в водах Финляндии. После обнаружения объектов мы стараемся оптимизировать коридор строительства, чтобы их обойти. Если обойти невозможно, то нам предстоит удалить мины из коридора трассы, причем с минимальным воздействием на окружающую среду.

— Какие варианты прохождения газопровода на территории России рассматривал Nord Stream 2?

Г. В.: Поиску оптимального маршрута в России было уделено особое внимание. Был проведен комплексный анализ вариантов берегового пересечения российского участка. В итоге предложен маршрут, который является оптимальным с точки зрения экологии и безопасности.

Первая мысль, естественно, была полностью повторить маршрут первого "Северного потока". Если с морским участком особых сложностей не было, то подвести дополнительные объемы газа в бухту Портовая (точка входа "Северного потока" ‒ ред.) оказалось невозможно из‒за плотной застройки, инфраструктуры, соблюдения требований законодательства по минимальным расстояниям между магистральными газопроводами и границами населенных пунктов. По крайней мере в семи местах нельзя было выделить достаточный коридор для новой трассы. Или придется переселять десятки, а то и сотни домовладений. Кроме того, в этом варианте пришлось бы рядом с компрессорной станцией "Портовая" ставить еще одну, соответственно, кумулятивная нагрузка на экологию была бы значительна. Поэтому анализ вариантов берегового пересечения газопровода сместился с северного побережья Финского залива к южному, то есть на запад от Санкт‒Петербурга.

На втором этапе было изучено все побережье. Проанализированы десятки факторов и ограничений. Так, например, строить газопровод вблизи Санкт‒Петербурга, где находятся основные судоходные пути, ‒ значит на какое‒то время парализовать судоходство, что недопустимо. Кроме того, побережье здесь плотно застроено, здесь такие культурно-исторические "жемчужины", как Петергоф и Ораниенбаум. Строить вблизи Соснового Бора в Ленинградской области, рядом с ядерным кластером, тоже невозможно. В итоге пересечение береговой линии было признано технически реализуемым только в Кингисеппском районе. Здесь были найдены два участка, подходящие для берегового пересечения газопровода ‒ на Сойкинском полуострове в районе мыса Колганпя и на побережье Нарвского залива, недалеко от эстонской границы.

— Какие сложности могли возникнуть при строительстве газопровода через мыс Колганпя?

Г. В.: При варианте с мысом Колганпя для газопровода имеется большое количество экологических ограничений на морском участке. Здесь находится ключевая орнитологическая территория, Копорская губа, место массовой линьки водоплавающих птиц. Здесь месторождения железо‒марганцовых конкреций, пересечение судоходных путей, стоянки судов, районы учений Балтийского флота, сложный рельеф дна. По этому варианту по соображениям безопасности газопровод пришлось бы заглублять и выполнить большой объем дноуглубительных работ, что оказывает влияние на окружающую среду. Кроме того, этот маршрут проходил бы близко к островам, на которых, надеемся, в этом году, будет создан заповедник "Восток Финского залива". Подводящий газопровод по данному маршруту пересекал бы Котельский заказник.

— Насколько этот вариант удорожал бы строительство?

Г. В.: Этот вариант длиннее на 40 километров, потребовался бы больший объем дноуглубительных и строительных работ. Но речь идет не об экономии на строительстве — в масштабе всего проекта со сметой в 8 миллиардов евро это несущественно. Речь идет о поиске оптимального с точки зрения экологической и технической безопасности маршрута для проекта со сроком жизни ‒ десятки лет. Наше обязательство как разработчика — найти оптимальный маршрут не с точки зрения нашего бюджета, а с точки зрения экологии и безопасности. Так, маршрут через мыс Колганпя пересекает интенсивные судоходные пути и якорные стоянки, а для действующего газопровода основной риск исходит как раз от крупных судов и их якорей.

— В итоге приняли решение остановиться на варианте строительства газопровода через Нарвский пролив?

Г. В.: Это предпочтительный вариант строительства газопровода. В этом районе нет судоходных путей, самое близкое расстояние до планируемого заповедника в Финском заливе около 4 километров. Здесь гладкое песчаное дно, в разы меньше дноуглубительных работ, маршрут короче, и, соответственно, меньше влияние на окружающую среду.

Однако этот маршрут коснется Кургальского заказника, но пересечет в его периферийном и узком участке на южной окраине. Отрезок трассы длиной 3,7 км непосредственно затронет меньше 0,1% территории заказника.

По совокупности этих и других факторов вариант через Нарвский залив признан более предпочтительным. Несмотря на то, что он пересекает территорию заказника, это более щадящий вариант с меньшим воздействием на окружающую среду.

— Тем не менее, какие значимые экологические зоны могут быть затронуты строительством газопровода?

Г. В.: Большая часть трассы берегового участка — 2,3 из 3,7 км — пройдет через территории, подвергшиеся значительному антропогенному влиянию, например, через не раз горевшие сосняки и мелколесья на участках гарей. Болотный массив Кадер, значимый с природоохранной точки зрения, пересекается в самой периферийной и сухой части. Далее по маршруту идет дюнный комплекс (раньше это был берег моря, соответственно, был высокий береговой вал, поросший соснами, теперь море отступило), потом сосновые и вдоль берега еловые с черной ольхой леса, с довольно богатой флорой. Вот эта вдольбереговая полоса шириной около 1 км и представляет наибольшую ценность.

— Какую площадь этих лесов придется вырубить?

Г. В.: Мы прорабатываем разные технические варианты, чтобы максимально щадяще, что называется, на цыпочках пройти эту чувствительную территорию. Базовый вариант ‒ открытая траншея с сокращенной полосой отвода, то есть ширина просеки на самом ценном прибрежном участке будет около 56 метров. Обычно ширина коридора составляет около 100 метров.

— Гринпис ранее сообщил, что обратился с замечаниями в Nord Stream 2 по поводу строительства газопровода вблизи места обитания краснокнижного орлана‒белохвоста. Вы сняли их опасения?

Г. В.: С осени прошлого года у нас прошло более 20 встреч с различными российскими экологическими организациями, в том числе и с Гринпис. Все вопросы по различным экологическим аспектам, природоохранным мерам и поддержанию биоразнообразия будут обсуждаться в ближайшие месяцы в ходе оценки воздействия на окружающую среду. Мы как раз только что начали этот процесс и опубликовали для общественности проектную документацию первого этапа (проект технического задания и программу ОВОС — ред.).

Что касается конкретно орлана-белохвоста, то первую научную публикацию об обнаружении его гнезда сделали именно исследователи, которые изучали флору и фауну заказника для нашего проекта. Эти новые научные сведения будут использованы для обновления Красных книг. Пара орланов-белохвостов гнездится в этом регионе не первый год, судя по всему, они не покидают заказник даже на зиму. Гнездо находится примерно в 70 метрах от предполагаемой трассы, то есть вырубкой гнездо не будет затронуто. Подробная экологическая оценка еще предстоит.

Ключевой момент — это планирование графика строительных работ с учетом гнездового периода, чтобы шумовое воздействие в этот период было исключено и не влияло на птиц. В целом мы разрабатываем комплексную программу природоохранных мероприятий, которые позволят обеспечить безопасность всех наиболее ценных и чувствительных к воздействиям видов и мест обитаний.

Понятно, что у общественности и экологических организаций есть вопросы по строительству нового газопровода. С нашей стороны, во‒первых, мы обладаем богатым опытом, в том числе работы в природоохранных зонах, во‒вторых, мы взяли на себя обязательство следовать международным экологическим стандартам на всем протяжении проекта.

— В Германии в месте выходе газопровода на берег будет использоваться технология микротоннелирования, при которой работы по строительству трубопровода будут вестись в основном под землей. Почему нельзя такую технологию использовать на российском участке?

С. Б.: Длина микротоннеля в Германии составит несколько сотен метров. На российском участке понадобился бы микротоннель протяженностью 2,4‒2,5 километра. Возможность его технической реализации очень неоднозначна.

Инженеры и экологи компании Nord Stream 2 рассматривают традиционный траншейный метод в качестве основного, при этом анализируют и различные бестраншейные варианты. Техническое решение будет окончательно определено позднее в этом году по завершении необходимых технических и инженерных исследований. В любом случае наша задача — это безопасная реализация проекта при минимальном воздействии на окружающую среду.

— Какова процедура получения разрешения на строительство газопровода в России? Какие дальнейшие действия?

Г. В.: На текущем этапе мы раскрываем техническое задание, программу оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), а также, в дополнение к обязательным материалам, отчеты о сравнительной оценке альтернативных вариантов трассы. Формальных общественных слушаний на данном этапе законодательством не предусмотрено, но мы обсуждаем с экспертами-экологами, например, с Всемирным фондом дикой природы (WWF), в каком виде устроить обсуждение материалов оценки альтернативных вариантов.

На базе технического задания мы будем готовить отчет по ОВОС и надеемся представить для общественного обсуждения предварительный документ в первой половине июня. Около двух месяцев понадобится на обсуждения, и в начале августа скорректированный отчет по ОВОС будет подан на государственную экологическую экспертизу. Она продлится три месяца; после этого мы сможем подавать документацию на рассмотрение государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, проводимой ФГУП "Главгосэкспертиза России" при Минстрое России. Затем по процедуре мы сможем получить разрешение на строительство от Минстроя и разрешение на прокладку морского газопровода от Росприроднадзора.

— Одновременно с получением разрешения в России вы получите разрешения в других странах?

С. Б.: Процесс международных консультаций о потенциальном трансграничном воздействии в соответствии с так называемой конвенций Эспоо синхронизирован во всех странах региона Балтики. В этом процессе участвуют "сторона происхождения", то есть страны, через чьи воды проходит маршрут — Германия, Дания, Швеция. Финляндия и Россия, а также "затрагиваемые стороны" — все другие страны Балтийского моря — Латвия, Литва, Польша, Эстония, — которые могут быть потенциально затронуты трансграничным воздействием, а значит, имеют право участвовать в международных консультациях.

По графику комментарии о проекте должны поступить до 30 июня. После этого пять стран, через воды которых проходит маршрут газопровода, будут самостоятельно выдавать свои заключения и принимать решения в соответствии с особенностями своего национального законодательства и процедур. Мы рассчитываем получить все разрешения в I квартале 2018 года, чтобы начать строительство во II квартале 2018 года.

— Общественные слушания по проекту будут проходить во всех странах?

С. Б.: Да, конечно. Прежде всего они пройдут в пяти "сторонах происхождения". В "затрагиваемых сторонах", которых строительства газопровода касается косвенно, мы также предложили свою помощь в проведении общественных слушаний. Мы уже получили соответствующие запросы о проведении общественных слушаний от Польши, Литвы и Эстонии. Мы открыты к диалогу и уверены, что сможем реализовать проект безопасно, эффективно и в гармонии с природой Балтики.

Теги:
Nord Stream 2 AG, Саймон Боннел, Григорий Вильчек, Балтийский регион, Европа, Газ, Крупномасштабное строительство
Правила пользованияКомментарии

Главные темы

  • Крыши старого города в Риге в Латвии

    Самой зажиточной в Центральной и Восточной Европе признали Прагу, Рига оказалась на девятом месте, немного отстав от Вильнюса и значительно опередив Таллин

    164
  • Кружащиеся дервиши

    В Риге, в "Доме ЕС" на бульваре Аспазияс, выставкой арабской каллиграфии турецких мастеров, которая продлится до 3 сентября, открылся фестиваль суфийской культуры RUMI FEST. А вслед за ней, с 29-го сентября, в столице состоится уже музыкальная часть фестиваля, где, конечно, все смогут увидеть мистические танцы кружащихся дервишей

    29
  • Водитель в кабине грузовика

    В Рижском регионе ищут программистов, в Земгале – токарей, в Курземе – кондитеров, в Латгалии – хирургов, водители грузовиков нужны везде, и только Видземе никто не нужен

    59

Орбита Sputnik

  • Присягу приняли последние в этом году призывники, архивное фото

    Уклонение от обязательной военной службы в Литве грозит тюремным заключением до трех лет.

  • Президент Молдовы Игорь Додон

    Президент Молдовы прокомментировал решение правительства обратиться в ООН с просьбой обсудить вывод российских военных из Приднестровья.

  • Александр Ковалев

    Эстония может провести первое в мире государственное ICO, предложив участникам программы новую криптовалюту — estcoin.

  • Поле на фоне градирен БелАЭС

    В строительство БелАЭС уже вложили около 2,7 миллиарда долларов США, первый энергоблок заработает через два года.

  • Боржоми-Харагаульский лес после пожара

    В Боржоми-Харагаульском лесу, где спасатели уже четвертые сутки борются с огнем, найдены канистры для бензина.

  • Затопление национальной библиотеки

    Фонд Национальной библиотеки Абхазии пострадал из-за сильного ливня – не выдержала кровля здания, испорчены около 2 тысяч книг.

  • Снежные барсы. Архивное фото

    Международный саммит по сохранению барсов: в Кыргызстане наблюдается конфликт между необходимостью развивать отдаленные районы страны и защищать окружающую среду.

  • Молодежь Душанбе. Архивное фото

    Парламент Таджикистана запретил школьникам и студентам приезжать на занятия за рулем автомобиля.

  • Мужчина держит наручники

    Бывшего сотрудника ООН, обвиненного в шпионаже и растрате, освободили после 11 лет в узбекской тюрьме – в ООН его арест считают несправедливым.